В течение почти двух тысячелетий не было даже общего языка